Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Журнал «Сумбур»
smbr.ru: Журнал «Сумбур»
Начало сайта / Худ. литература / Изнанка зеркала
Начало сайта / Худ. литература / Изнанка зеркала

Личности

История любви

Марина Цветаева

Худ. литература

Афанасьев

Андерсен

Бейтс

Бальзак

Бунин

Генри

Лондон

Мопассан

Эдгар По

Чехов

Изнанка зеркала

Страны и города

Украина

Деликатес

Разное

Изнанка зеркала

Оглавление

Шило Дарья

Глава II

Часть первая. Проверка на вшивость

Сергей поводил пальцем по краю рюмки, склонив голову набок, и тяжело вздохнул.

– Да ни в чём я её не виню, в конце концов, она сделала свой выбор. Просто... обидно. Обидно, что я столько времени так ошибался и, по сути, тратил время.

– Ну, тебе же было хорошо, гы. Значит, не тратил, – Утюг опрокинул в себя водку.

– Неприятно быть дураком. Да к тому же, скорее всего, рогатым. Столько усилий впустую. Я же не в игрушки играл, а хотел как-то всё по серьёзному...

– Гони из себя этот негатив, Серёга. Оставь, как пройденный этап, гы. Я вот чуть проще отношусь к этому всему, не то, что вы хадаганцы – вечно всё усложняете. Вот была у меня как-то любовь с одной красавицей...

Стужев сразу представил себе эту красавицу – под метр восемьдесят ростом, с ирокезом или бритой башкой и слегка вздрогнул, так как фантазия тут же дорисовала пикантную сцену в постели с его участием.

– Ух баба была классная! – продолжил Утюг. – Всё у нас всегда было зашибись, гы. Но однажды мы с ней нехило зацепились. И, ты знаешь, никаких записочек не оставляли, не обижались друг на друга. Мебель немного попортили разве что. Я ей табуретку об лоб разбил, она мне тумбочку на голову надела. А потом у нас такая чудесная ночь была... – орк сладостно закатил глаза от воспоминаний, – Представь себе, она гвозди подставляет, а я их рукой забиваю. И после каждой прибитой ножки – целуемся, – Утюг слегка смущённо улыбнулся. – Романтика...

– Да... – Сергей искоса глянул на замечтавшегося товарища, поёжившись. – Ещё та. Ну а чё потом?

– Да потом разбежались просто потому, что меня перевели, а ей не до томных ожиданий у окошка было, гы. Она тоже куда-то уехала по своим делам, – Утюг почесал затылок. – Я ей благодарен за всё, что у нас было.

– Мда... – подытожил Стужев. – У вас всё было взаимно. Хотя бы.

– Ой, Серёга, да забей уже! Ну ушла, ну так что теперь? Всю оставшуюся жизнь убиваться? Посмотри на это с другой стороны, гы. Развейся как-нибудь. Займись чем-то полезным, как отвлечёшься, не заметишь, как вдруг и по барабану станет, – орк немного потормошил товарища за плечо.

– Развеяться... – задумчиво повторил хадаганец. – Ну да. Это верно.

* * *

Рапорт уже давно был готов, а Стужев ещё никогда не чувствовал себя так уверенно. Осторожно постучав в дверь, он заглянул в кабинет начальника штаба округа.

– Разрешите войти?

– Войдите. Что это у тебя лейтенант? – полковник сразу обратил внимание на лист бумаги в руках Сергея.

– Рапорт. Я прошу перевести меня из ИВО в другую часть, – твёрдо сказал разведчик.

– Подожди, – штабной махнул на него рукой и бегло прочитал содержимое прошения. – Что? Я всё правильно понял? – он поднял на Стужева взгляд, полный удивления.

– Так точно.

– Так, лейтенант, садись. Поговорим.

Сергей молча подчинился, сев напротив полковника.

– Причину ты здесь не указал. Давай начистоту. Что случилось?

– Совсем начистоту, товарищ полковник? – переспросил разведчик, тот кивнул. – Хорошо. Я недавно собирался жениться, как-то обустраивать свою семейную жизнь, и служба вдали от боевых действий в целом меня устраивала. Не сложилось. Также у меня есть семья, но теперь я за них спокоен, так как сестра учится довольно хорошо, а отец нашёл себе работу по душе. И суровый хладбергский климат им больше не помеха. Так что теперь меня ничего не сдерживает.

– Постой, ну может, она ещё вернётся, детей нарожаете. Не надо вот так пороть горячку. Из-за эмоций рисковать жизнью...

– Вы меня не правильно поняли, товарищ полковник. Я ошибся в человеке. И меня нисколько не печалит то, что у нас не сложились дальнейшие отношения. Я хочу на войну по другой причине. Я должен раскрыть свои таланты, понять, кто я на самом деле. В конце концов, меня учили на боевого офицера-разведчика.

Начальник штаба внимательно посмотрел на Стужева и задумался.

– Мы здесь, как ты успел заметить, тоже не груши околачиваем. Но вижу, лейтенант, ты серьёзно настроен. Я тоже в твоём возрасте о подобном мозговал... Но всегда было столько нюансов: семья, жена, пятое, десятое... – полковник вздохнул. – Ладно. Ты не указал, куда именно хочешь перевестись.

– Туда, где необходим человек с моей специализацией.

Сергей уже собрал все вещи и был готов к отъезду. Семье ничего рассказывать не стал. Сказал, что срочно вызывают туда, где нужен человек с его уровнем подготовки. На вопрос надолго ли – ответил, как получится. Стужев ещё раз подумал, что может ему пригодится, и уже собирался уходить, как в дверь кто-то начал ломиться.

– Утюг, ёлки зелёные, ты когда нормально звонить в дверь научишься? – раздражённо спросил хадаганец, увидев товарища на пороге. – Проходи.

– Здарова, – Утюг бесцеремонно завалился сразу в комнату к другу. – Куда собрался?

– Скажи честно, кто к тебе прибежал с докладом? – спросил Сергей, скрестив руки на груди.

– Оля, – Утюг загородил собой проход. – Серёга, куда ты уезжаешь? Мне можешь не врать.

– Перевожусь.

– Куда?

– Святые земли, – спокойно бросил лейтенант.

– Ты что? Совсем сбрендил что ли? – Утюг явно не шутил. – Когда я тебе говорил развеяться, я имел ввиду совсем другое!

– Утюг, прекрати... – попытался отмахнуться от него Сергей.

– У тебя же семья есть, в конце концов!

– И что? Свет клином на них сошёлся? У них сейчас своя нормальная жизнь, Оля доучится – ей станет круто не до меня, отец, если ему не мешать, глядишь, женится второй раз и будет безбедно и счастливо свой век доживать, – Стужев не на шутку завёлся. – Что ты мне предлагаешь? Приходить и смотреть на них? Может, я этого хочу, может, это моя судьба?!

– Остынь, – погрустнев, вздохнул Утюг. – Я же... переживаю за тебя. Ты мне, как брат. А там пекло. Там такая мясорубка на этом Асcээ. И семья за тебя переживает.

– Повторюсь, не на мне свет клином сошёлся. Я твёрдо решил, – Сергей точно не был настроен на дальнейший разговор.

– Ну что же... Тогда я лишь могу пожелать удачи, дружище. Береги там себя.

* * *

«Вот бы сейчас мне ту уверенность, с которой я шёл с рапортом в штаб», – подумал Сергей, ступив на Святые земли. По слухам, в джунглях Ассээ-Тэпх бои между Лигой и Империей не утихали ни на минуту. Он, конечно, уже успел побывать в хорошей заварухе, но полномасштабная война была для Стужева в новинку.

Центральный лагерь Империи представлялся Сергею иначе, наверное, из-за привычки к столице. На берегу аллода, сразу за пристанью располагалось несколько ангаров, скорее всего, склады и оружейная. Дальше – стандартные немногочисленные модули, собранные из типовых контейнеров. Настолько одинаковые, что разобраться где что находится с первого взгляда не выйдет. Архитектуру части завершали несколько армейских палаток. Также сразу в глаза бросился какой-то странный алый манаворот перед ангарами, похожий на те, что в Незебграде используют шаманы. Назначение последнего для Стужева осталось загадкой. За бруствером – сплошная стена сине-зелёных джунглей, утопающих в собственной тени.

– Всё бывает в первый раз, – лейтенант тихо успокаивал сам себя, шагая в местный штаб. – Хотя, эта процедура мне уже знакома, – разведчик отряхнулся и толкнул дверь перед собой.

И тут же понял, как был не прав. Даже когда он ездил на секретный аллод с инспекционной миссией, штаб был не такой. Нельзя было сказать, что там было опрятнее или ухоженнее. Всё было просто по-другому. В смятении глазея по сторонам, Сергей с трудом добрался до кабинета командира части – дверь была почему-то открыта. Мозг лейтенанта дал небольшой сбой, заставив его замереть на пороге.

– Я слушаю, – генерал внешне терпеливо, но с явным раздражением в глазах смотрел на Стужева.

– Разрешите войти? – Сергей опомнился и чуть не покраснел от стыда.

– Заходи, – командир устало осмотрел разведчика.

– Лейтенант Сергей Стужев, в ваше расположение прибыл! – он отдал честь и замер, вытянувшись по струнке смирно.

– Вольно, – вяло ответил генерал. – Личное дело давай. Это ты из ИВО к нам?

– Так точно!

Командир части поднял глаза на Стужева, поморщившись.

– Да тихо ты. Чё разорался, – он открыл папку и нехотя пробежался по ней глазами. – И чего ты такого натворил, что тебя сюда вышибли?

– Виноват, не понял? – Сергей удивлённо посмотрел на генерала.

– Такие, как ты, здесь долго не живут. Уезжают обратно – бумажки перебирать или в виде кусочков. Если останутся.

Стужев нервно сглотнул, скрипнув зубами. Последнее прозвучало очень обидно. Даже для штабного.

– Я сам вызвался, – стараясь не выдавать своих эмоций, сказал он.

Лицо командира украсила ехидная улыбка.

– Тогда, ты либо полный дурак, либо круглый идиот. Выбирай, что больше нравится.

Сергей начал закипать изнутри и внешне это стало заметно. Генерал только ещё больше рассмеялся:

– Ладно, иди, чучело. Поступаешь в распоряжение капитана Поверкина, командовать людьми я тебе пока не дам. Найдёшь его – он тебе всё и расскажет, и покажет. Только это, – он ещё раз хохотнул, – про свои идейные порывы ему лучше не рассказывай.

– Разрешите идти? – сквозь зубы спросил Стужев.

– Да вали уже, – настроение у генерала, кажись, до конца дня было обеспечено.

Сергею казалось, что он наматерится на год вперёд, пока найдёт этого Поверкина. Каждый говорил, где видел его в последний раз, но когда Стужев приходил туда – капитан чудесным образом уже оказывался в другом месте. Наконец, разведчику удалось поймать его в казарме. Как оказалось, капитан только что вернулся из рейда, и ему было совсем не до новоприбывшего.

Лейтенант, отчаявшись, встал под дверью модуля Поверкина в ожидании, когда ему соизволят уделить немного внимания. Через пять минут в носу намокло, а в горле стало першить от невыносимого амбре из табака, перегара и пота. Стужев глянул вдоль казармы – постели не отбиты, спинки завешаны снаряжением. «Бардак», – подумал про себя разведчик.

– Э! Летёха, ну выкладывай, что хотел? – наконец, отозвался капитан. – Заходи.

Сергей вошёл в комнату и увидел живописную картину – капитан, подстелив брезент, развалился на постели, задрав ноги на спинку кровати. Прямо в ботинках. Стужев уже второй раз за день неслабо удивился, но делать замечание капитану по поводу образцового поведения офицера не решился.

– Что замер? Язык проглотил? – поторопил его Поверкин.

Он снял ноги со спинки – Сергей уже было расслабился, подумав, что капитан из уважения к его присутствию всё-таки решил встать. Но тот лишь перенёс ноги на заранее поставленную табуретку перед кроватью так, чтобы более удобно развернуться к собеседнику.

– Лейтенант Сергей Стужев, в ваше расположение прибыл, – уже без боевого задора отдал честь разведчик. – Генерал Сечин откомандировал меня к вам.

– Штабной? – Поверкин недовольно выгнул одну бровь.

Сергею захотелось провалиться под землю. Или соврать.

– Перевели из ИВО, – совсем печально ответил он.

– Значитца, штабной, – свежий взгляд капитана сменился презрительным недоверием. – Ладно, пошли.

Вся экскурсия заняла не больше двадцати минут. Капитан очень бегло рассказал, что и где находится, за чем и к кому обращаться. И представить Стужева большей половине личного состава как «новенького с Игша» тоже не забыл.

День окончательно скатился к демонам.

Утром Сергей проснулся и вспомнил свои армейские годы. Он уже порядком подзабыл жёсткость казарменной койки и чей-то дурной голос, кричащий «подъём». Проклиная всё на свете, разведчик с трудом разлепил глаза, потягивая затёкшие от непривычки мышцы. Когда Сергея отправили в обыкновенную казарму, он очень удивился, подумав, что это временно. Но, как оказалось, в отдельной комнате, по совместительству являющей собой и канцелярскую, живёт только командир взвода – капитан Поверкин. Все остальные, включая офицеров, ютятся в общем помещении.

На завтраке в столовой никто не хотел садиться рядом. То и дело из-за спины были слышны смешки и язвительный шёпот.

– Ставлю двадцать золотых, что его сожрёт тигр и до вражеских позиций он не доберётся ни разу.

– Глупо! Я ставлю на то, что его кабан порвёт.

Стужев почувствовал, как его голову обдаёт жаром, устремляющимся откуда-то изнутри живота. Он старался не подавать виду и медленно жевал свой завтрак, чтобы не подавиться от злости. Шутки становились всё более гадкими, а их хозяева уже перестали шептать, внимательно наблюдая, когда же Сергей лопнет. Как вдруг их оборвал знакомый голос:

– Отставить!

Лейтенант обернулся – посреди столовой стоял Поверкин. Все притихли, повернувшись к своим столам. Капитан окинул взглядом солдат и подошёл к Стужеву. Последний уже хотел поблагодарить его, но тут он расплылся в улыбке до ушей и сказал:

– Я ставлю на то, что он и шагу из лагеря не сделает.

Вся столовая разразилась хохотом. Сергей несколько мгновений сидел с открытым ртом и смотрел на капитана. Хотелось просто сгореть от стыда. Но потом он проглотил приготовленные слова благодарности и обиду вместе взятые, встал и спокойно ответил:

– Ставки приняты, – потом он повернулся к остальным, добавив. – Слово офицера.

Затем твёрдым шагом отправился на выход.

Ещё два дня, как назло, было затишье. Глупо было рваться в бой, но Сергей уже практически растерял всё своё терпение и еле сдерживался, чтобы не начистить кому-нибудь рожу. Над ним шутили все, кому не лень. Даже рядовые. Не так открыто, как офицеры, но всё же. Это было невыносимо – Стужеву показалось, что за два года армии и пять лет военного училища он ничего полезного для себя не сделал. Всё его обучение будто специально было направлено на то, чтобы здесь над ним потешались. Сильнее всего Сергей старался подавить в себе желание всех уделать. Заработать авторитет или доказать кому-то своё право на место среди остальных – две разные вещи. А Стужеву хотелось именно признания. При всех издевательствах и подколках Сергей не терял желания стать одним из них. Сердце подсказывало, что люди они – хорошие. Настоящие имперские военные. А травят его по другим причинам, пока вовсе непонятным ему. Но и это тоже временно.

Ключевой момент настал неожиданно, сколько Сергей его не ждал. В четыре с лишним утра часть была поднята на ноги по тревоге. На построение своего взвода Стужев, благо, не опоздал. По последней сводке на один из блокпостов было совершено нападение. Туда первыми выдвинулись два взвода дежурной роты солдат в качестве подкрепления. Сергей не стал задавать лишних вопросов по поводу того, зачем подняли и разведку, но подобная мысль отложилась в его голове.

Ответ он получил в течении получаса – в результате того, что подкрепление прибыло вовремя, противник отступил. И теперь перед ними стояла стандартная задача – узнать о позициях лигийцев и о возможности повторной атаки. Ещё двум группам достались другие блокпосты, атаки на которые не совершались. Группа, в которой находился Стужев, должна была пойти по пятам отступившего врага.

Взвод разведчиков был практически весь сформирован из кадрового состава и поделён на три неравномерные группы. Первая, в которую поставили работать Сергея, состояла из капитана – командира отделения, одного старшего лейтенанта – его заместителя, двух сержантов и Стужева. Поверкин самый рослый из всех, телосложение атлетическое, в глаза сразу бросается волевой подбородок и характерный лидерский взгляд. Светлые русые волосы аккуратно выстрижены на висках и уложены в строгую причёску. Старший лейтенант – крепкий, среднего роста, шатен с густыми усами и выбритым подбородком. В глазах – бесконечное оценивание обстановки. А сержанты... другого слова, как «одинаковые» Сергей подобрать не смог. Оба русоволосые шкеты, года на двадцать два, двадцать четыре максимум, с придурковатыми ухмылками на губах. Стужев краем глаза рассматривал и остальных сослуживцев, пока Поверкин проводил инструктаж. Старлей – скорее всего, командир второй группы, низкорослый, плотный и круглоголовый, с мягким взглядом и миленькими усиками, но подорванной внешностью. Рядом старший сержант и старшина. Первый – полная противоположность своего командира, долговязый, сухощавый, кожа смуглая и чёрные, как смоль, волосы. Старшина же на вид какой-то старый... По сравнению с остальными. На висках полно седых волос, серые усы лихо закручены, в глазах искорка. Дальше в строю – группа из четырёх головорезов, старший прапорщик, два сержанта и младший сержант. Все одинаково мрачные на вид – лица в шрамах и кровожадных ухмылках. Как для орков не очень крупные, больше жилистые.

Разведчики успели поглумиться и теперь, назвав Стужева перед отправлением «пятой ногой собаки». Сергей порадовался, что его лицо уже давно было скрыто под маской потому, что весь взвод то и дело стрелял в него глазами.

Группа двинулась в объятия джунглей и те хищно поглотили её своими длинными щупальцами.

Стужев шёл в середине группы. Хорошо. Замыкающим было бы страшновато – про местных животных он наслушался. Можно было, конечно, смело разделить всё это напополам – солдаты явно старались как можно сильнее напугать ненавистного им штабного, но сбавлять внимательности тоже нельзя было. Главное не перебдеть – такое тоже бывает.

Около сорока минут разведгруппа двигалась без остановки и без намёков на какой-либо конфликт. И с местной фауной тоже. Вдруг два сержанта, идущие позади Сергея стали втихаря переговариваться жестами. Потом один из них тихонько поднял с земли увесистый камень и бросил его в заросли рядом со Стужевым. Последний мгновенно среагировал на движение, выхватив арбалет, встал в боевую стойку лицом к опасности. Капитан тоже обернулся и занёс руку за спину, чтобы достать оружие. Но спустя мгновение перевёл взгляд на замыкающих бойцов, которые тихо хихикали.

– Чья идея? – почти шёпотом, но очень страшным тоном спросил Поверкин.

Оба разведчика тут же выпрямились, ткнув пальцами друг на друга.

– Я так понимаю, ваша? – он посмотрел сразу на них обоих. Те лишь кивнули в унисон.

Без лишних слов капитан подошёл к ним и каждому отвесил по крепкому подзатыльнику. Потом наклонился ближе и так, чтобы Стужев не слышал, спросил:

– А вы что думали? Что он, как баба, увидевшая мышь, завизжит и полезет к кому-нибудь на руки?

Сержанты снова синхронно кивнули.

– Тогда вы вдвойне идиоты. При таком раскладе, любой бы в радиусе километра узнал, где мы находимся, – тут капитан сделал совсем страшные глаза, добавив. – Никаких шуток, пока мы на задании.

Он снова занял позицию ведущего и жестом указал остальным двигаться дальше. Сергей, проходя мимо шутников, был готов поклясться, что под масками они оба ехидно высунули языки как вслед ему, так и Поверкину.

Ещё совсем немного группа продвинулась вперёд как вдруг капитан резко поднял кулак.

«Приготовься», – сказал сам себе Стужев. Старлей бегло осмотрел все секторы и вопросительно посмотрел на Поверкина. Тот обернулся, но глаза его бегали по ландшафту – капитан прислушивался. Старший лейтенант беззвучно кивнул ему подбородком – «Что?». Поверкин пожал плечами и повертел указательным пальцем в воздухе, указывая на заросли. Зам командира прищурился и показал три пальца, затем приставил их ко рту. Стужев растерялся – такого жеста он не знал.

– Гибберлинги, – шёпотом, насколько это возможно тихо на самое ухо сказал ему один из сержантов.

Капитан отрицательно повертел головой. Старлей снова пожал плечами и жестами предположил, что на группу в такой численности животные нападать не станут. Поверкин лишь покачал головой, выражая свою неуверенность. Он достал арбалет, дал приказ всем заострить внимание и двигаться дальше. Сергей потянулся к своему арбалету, но старлей повернулся к нему и остановил его, взглядом указав на кинжалы. И сам вооружился оружием ближнего боя.

За ними и правда следовала какая-то тварь, Стужев тоже заметил это, как только группа продолжила движение. Но нападать не решалась. Вполне возможно, местное зверьё знало, что на людей бросаться нет смысла. Лучше подождать, когда они сами перебьют друг друга, и уже потом приступать к свежатине. Капитан снова резко остановился, приказав прижаться к земле. Впереди был противник. Группа замерла в ожидании новых указаний. Сергей во все глаза разглядывал свой сектор, но никакого движения не замечал. Хорошо, если враг не пустил собственных разведчиков шариться вокруг их временного привала, иначе их могли заметить. Поверкин указал на Стужева и сержантов.

«Ждите», – они кивнули в ответ.

А сам со старшим лейтенантом двинулся вперёд по разные стороны от противника. Через пять минут оба вернулись, капитан приказал потихоньку отступать. Когда они отошли на достаточно большое расстояние он остановился, повернувшись к остальной группе, и доложил:

– Я насчитал семнадцать. Лёша, что у тебя?

– Всё верно. Обсуждали план дальнейших действий. Один высказал опасение, что их могут нагнать и предложил поторопиться. А ещё у них было два раненых. Я уверен, что они не вернутся на наши блокпосты.

– Хорошо, – кивнул Поверкин. – Тогда двинули.

Разведгруппа в ускоренном темпе отправилась назад к имперским позициям. Стужев немного успокоился, но не ослабил внимания, продолжая следить за чем-то, что до сих пор тревожило заросли в нескольких метрах от группы. Через некоторое время Сергей понял, что тварь уже не одна. Он легко похлопал себя по бедру, привлекая внимание. Капитан обернулся, Стужев качнул головой сначала в одну, потом в другую сторону. Поверкин кивнул и покрутил кистью, призывая добавить прыти. Разведчики, повинуясь, перешли на бег.

Внезапно раздался треск веток, из зарослей на диверсантов выскочила мантикора. Она влетела в середину строя, заставив Стужева резко затормозить, чем разделила группу надвое. После промаха она развернулась на месте для новой атаки.

– Вторую не прозевайте! – крикнул старлей, встав наизготовку.

Капитан прицелился и выстрелил в зверя, но та оказалась наученной и легко уклонилась, отскочив в сторону. Без промедления она бросилась на Поверкина, но получила болт в бедро со стороны одного из сержантов. Однако, похоже, её это только разозлило. Мантикора обратила свой гнев на обидчика и ринулась на вторую половину группы. Парни бросились в разные стороны, а Стужев оказался под ударом. Вовремя сообразив, что убежать он не успеет, Сергей упал навзничь, выставив перед собой нож. Тварь пролетела сверху, распоров о него брюхо, и грохнулась на лейтенанта. Снова послышался треск ветвей – вторая бестия была ещё рядом. Судя по всему, она оказалась куда опытнее своей подруги, отчего так и не вступила в бой. Зверюга поняла, что этот обед она не прожуёт, и просто ушла спустя минуту.

Как только угроза миновала, капитан спохватился:

– Стужева доставайте скорее! Он же щас задохнётся!

Разведчики бросились к туше мёртвой мантикоры и вместе оттащили её в сторону, освобождая Сергея. Лейтенант, перемазанный в содержимом кишок и крови, сперва стал хватать воздух, а потом не выдержал и, сорвав с себя маску, опорожнил желудок.

– Не наглотался? – Поверкин похлопал его по спине. – Давай, давай, давай. Вставай, ещё не всё.

Стужев поднялся, подавляя новые рвотные позывы, и кивнул.

– Я готов.

– Тогда ходу.

* * *

Хотелось как можно скорее отмыть форму от ливера мантикоры. Один только её запах заставлял Стужева зеленеть лицом. Настроение было ужасное – Сергей посчитал свой некрепкий желудок знаком провала и готовился к новой порции издёвок. Он и раньше видел кровь и страшные ранения, но искупаться в чужих внутренностях оказался не готов. Лейтенант постарался скрыться с глаз подальше, приводя экипировку в порядок. Он также не пришёл на ужин, но в этом случае потому, что к принятию пищи у него на данный момент был иммунитет.

К вечеру форма была практически в идеальном состоянии. Уж к чему, а к вопросу ухода за собственными вещами Стужев подходил не просто со старанием, а с трепетом. В его понимании офицер должен был быть примером для рядовых и источать некий лоск. Независимо от условий. Хотя на последнее всё-таки нужно было сделать поправку. У Сергея хватило времени на личный уход только потому, что вновь наступило непродолжительное затишье.

Как бы ему не хотелось не показываться на глаза разведвзводу, идти ночевать лейтенанту всё равно пришлось в свою казарму. Он тихо подкрался к модулю в надежде, что все уже спят и пробрался внутрь. Но, к своему сожалению, он увидел на тумбочке дневального. А дневальный, не смотря на интересные новости в газете, увидел Сергея.

– О, нашлась «драгоценная пропажа». Мужики! Стужев пришёл!

Лейтенант измученно закрыл глаза и приглушённо простонал. Он был готов измазаться в кишках ещё раз, получить несколько нарядов, да что угодно, лишь бы не терпеть эти язвительные ухмылки и прожигающие взгляды, от которых Сергею казалось, что он скоро станет похож на гибберлингский сыр. За мгновение он успел про себя прирезать и скормить демонам уже ненавистного дневального, а вместе с ним и всех остальных. Стужев замер на пороге казармы в ожидании клоунады с ним в главной роли. Ещё миллион мыслей проскочило в голове несчастного разведчика, пока к нему приближался остальной взвод во главе с Поверкиным.

– Ты чего? – радушно улыбаясь, капитан подошёл к Сергею, который непроизвольно втянул голову в плечи, будто его сейчас будут бить. – Эй, летёха!

Стужев не знал, чего ожидать. Он специально сгруппировался на тот случай, если кто-то свяжет ему шнурки и толкнёт сзади.

– Товарищ капитан, я не в настроении внимать вашему неисчерпаемому чувству юмора, – Сергей сам попытался отшутиться.

– Жаль. Ребята не дадут соврать, анекдотов я знаю много, да ещё каких! – он заглянул лейтенанту в глаза и Стужев не увидел в его взгляде привычно язвительных ноток. – Мы уже думали идти искать тебя, ты где пропадал? Кстати, это твоё по праву. Со всех, – капитан протянул ему небольшой кошелёк, набитый золотыми.

Сергей не сразу понял своего счастья и несколько секунд смотрел на деньги, соображая, в чём же подвох. Потом, наконец, опомнившись, он отрицательно покачал головой и ответил:

– Мне не это было нужно.

 

• Глава вторая. Часть вторая. Напускное и настоящее

Оглавление


Дата публикации:

29 апреля 2015 года

Электронная версия:

© Сумбур. Худ. литература, 2001


В начало сайта | Личности | Худ. литература | Страны и города | Деликатес | Разное
© МОО «Наука и техника», 1997...2017
О журналеКонтактыРазместить рекламуПравовая информация
Яндекс цитирования сайта smbr.ru
Яндекс.Метрика