Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Журнал «Сумбур»
smbr.ru: Журнал «Сумбур»
Начало сайта / Личности / Безмерность Марины
Начало сайта / Личности / Безмерность Марины

Личности

История любви

Марина Цветаева

Худ. литература

Афанасьев

Андерсен

Бейтс

Бальзак

Бунин

Генри

Лондон

Мопассан

Эдгар По

Чехов

Изнанка зеркала

Страны и города

Украина

Деликатес

Разное

Безмерность Марины

Вячеслав Демидов

Глава семнадцатая. Нищета

В том, что Сергей Эфрон был вынужден стать платным сотрудником «органов», нет ничего удивительного. Зарабатывать деньги актёрским и кинооператорским ремеслом не получалось, во французской киноиндустрии настали тяжёлые времена...

И самым стойким ощущением, долго не оставлявшим Марину в начале её эмигрантской жизни, было ожидание грядущей катастрофы от – не бедности, а нищеты. Сколько-нибудь постоянного заработка у неё тоже не было, газеты помещали стихи, так сказать, «сквозь зубы», – да порою какой-нибудь влиятельный Маринин ненавистник встревал тормозом...

И она взывала, дёргала добрую знакомую, вполне светскую даму, забывчивую по своей неуёмной занятости, знаменитую петербургскую и теперь парижскую красавицу Саломею Андроникову-Гальперн, которой влюбчивый Мандельштам в начале века в России преподнёс двухчастное стихотворение «Соломинка», больше похожее на оду.

«Большая просьба о декабрьском иждивении» (декабрь 1926);

«Мольба об иждивении. В этом месяце – туго, потому что не напечатали ни строки. Если можно, вышлите: под угрозой газ и электричество» (февраль 1927);

«Кончаю письмо благодарной просьбой об иждивении – если можно» (сентябрь 1927);

«Ради Бога – иждивение или хоть часть <...> нечем жить...» (февраль 1928);

«Можно попросить Вас об очередном иждивении?» (май 1928);

«Милая Саломея, если возможно, пришлите иждивение...» (июнь 1928);

«...сердечное спасибо за быстрый отклик с иждивением...» (сентябрь 1928);

«Дорогая Саломея, очень, очень, очень нужно иждивение...» (ноябрь 1928)

– и так в более сотни писем-благодарностей и писем-просьб...

Каждое письмо – протянутая за подаянием рука... Вплоть до отчаянной записки Гронскому: «Есть ли у вас хоть немножко свободных денег?»

Просить милостыню уже не стеснялась: «Встретилась ещё раз с Пильняком. Был очень добр ко мне: попросила 10 франков – дал сто».

«Самое трудное – просить за себя. За другого бы я сумела», – как-то призналась она. И действительно, она умела просить за других, да и в каких безнадёжных делах!..

Вот в Париж из Берлина приехал, так сказать, в «творческую командировку» довольно известный тогда 38-летний художник Н.В. Синезубов (1891...1948). И оказалось, что в его паспорте не только виза, но и штамп: «Без возобновления».

Иными словами, он должен навсегда покинуть Францию, что станет катастрофой его жизни.

Марина пишет Саломее о помощи, – та чуть ли не с первого дня парижской эмиграции была сотрудницей знаменитого парижского журнала мод «Ву». А главный редактор его, Люсьен Вожель, человек весьма светский, – и штамп был аннулирован!

«Огромное спасибо за Синезубова: счастливее человека нет», – писала Марина Саломее.

Переписка с ней была оживлённой, но, увы, – в основном напоминания и просьбы об «иждивении», которое поступало от Саломеи.

А та присылала не только деньги, но и дарила из парижской своей квартиры весьма серьёзные вещи: «Дорогая Саломея, очарованное спасибо за софу, я как раз в ту минуту торговала у хозяйки одр, пролёжанный четырьмя русскими шофёрами <...> К восторгу моему и ужасу хозяйки (страсть жадности) – то серое, мягкое, непролёжанное, непродавленное». <...> Шкаф пошёл Муру, большой стол Серёже, на маленьком обедаем, на софе лежу».

Они познакомились в начале 1926 года, и Саломея вспоминала: «Никогда я не видела такой бедности, в какую попала Цветаева. Я же поступила работать к Вожелю в модный журнал, получала тысячу франков в месяц и могла давать Марине двести франков». <...> «Я сразу полюбила её. Надо сказать, её мало кто любил. Она как-то раздражала людей, даже доброжелательных». <...> «Цветаева была умна, очень умна, бесконечно... Говорила очень хорошо, живо, масса юмора, много смеялась. Умела отчеканить фразу. Не понимаю, как она могла не нравиться людям».

В 1939 году они виделись в последний раз: Саломея приехала в Париж из Лондона, где жила тогда, – проститься с Мариной, которая возвращалась в СССР, куда ехать не хотела, но противостоять приманкам гэбистов не могла: «увидите дочь и мужа»...

 

• Глава восемнадцатая. Московские дни

Оглавление


Ранее опубликовано:

Вячеслав Демидов. Безмерность Марины. Проза.ру, 2014.

Дата публикации:

16 июня 2015 года

Электронная версия:

© Сумбур. Личности, 2001


В начало сайта | Личности | Худ. литература | Страны и города | Деликатес | Разное
© МОО «Наука и техника», 1997...2017
О журналеКонтактыРазместить рекламуПравовая информация
Яндекс цитирования сайта smbr.ru
Яндекс.Метрика