Перейти в начало сайта Перейти в начало сайта
Журнал «Сумбур»
smbr.ru: Журнал «Сумбур»
Начало сайта / Разное
Начало сайта / Разное

Личности

История любви

Марина Цветаева

Худ. литература

Афанасьев

Андерсен

Бейтс

Бальзак

Бунин

Генри

Лондон

Мопассан

Эдгар По

Чехов

Изнанка зеркала

Страны и города

Украина

Деликатес

Разное

Лилии для не родившегося ребенка

Лилия ПОБЕРЕЖНИК

Шел нудный осенний дождь. Уставшая, после работы, с покупками я возвращалась домой. Выходящие из подъезда дома подростки придержали дверь, и я проскользнула внутрь. Поставив кульки на пол, я обыскала карманы и сумку – ключей нигде не было. Мои домочадцы появятся только через час. Ничего не оставалось, как сесть на лестнице и ждать. Но вот подъехал лифт, оттуда вышла не молодая женщина. Она с трудом переставляла ноги, всем телом опираясь на палочку.

– О! Милочка! Почему вы здесь сидите? Замок сломался? Как дела у вашей дочки?

Уже через несколько минут мы сидели у нее в небольшой уютной квартире и пили чай с кексами.

– Я расскажу вам историю, которая произошла у меня в роду, – начала хозяйка.

Это случилось в те далекие времена, когда еще не было привычного сейчас обилия медицинских препаратов и приборов, они еще не были изобретены. А слова «хороший диагност», доверительно сказанные в адрес врача, сближали его с Богом. Тогда буйное помешательство всеми известными средствами и способами усмиряли до тихого, а последнее считалось уже неизлечимым.

Жила себе девушка. Каких бы то ни было, особых талантов за ней не наблюдалось. Окончила школу. Денег в семье на продолжение учебы не было. И это обстоятельство никого не удручало кроме матери. Впереди дорога к неизвестному счастью, где именно она будет главной героиней этого бала под названием – жизнь.

Она уже не выглядела как формирующийся подросток. Все указывало на то, что перед нами молодая женщина. Ясные глаза с хитренькими огоньками были подчеркнуты высокой тонкой линией бровей. Плавная и грациозная поступь. Упругая грудь, тонкая талия, слегка пышные бедра. И длинные точеные ножки, как достойная оправа к бриллианту чистой воды подчеркивала это великолепие молодости.

В ее представлении всего этого было достаточно, чтоб покорить мир, удачно выйти замуж и нарожать кучу славных детишек.

Что считать удачей в браке?..

Замужество не заставило долго ждать. Муж хоть и был не богат, но добр к ней и учтив с родней. Мысли о ребенке все больше и больше заботили ее. Но желанной беременности так и не наступало.

И вот появился повод прийти к врачу и услышать долгожданный вывод специалиста.

Дожидаясь результатов анализа, она сидела под кабинетом в ожидании волнующей фразы. Даже землетрясение не в силах отвлечь женщину в этот момент от волнительных переживаний по подобному поводу, какой бы результат она не ждала. Все внимание было обращено на дверь с табличкой «гинеколог».

И вот, дверь распахнулась, и хозяин кабинета предложил войти, присесть на стул возле кушетки. Разложив на столе результаты анализов, он произнес тихим, вкрадчивым голосом: «Вы не беременны».

– Но! Доктор! Что вы! Я чувствую! А все признаки?.. – недоумение, граничащее с потерей рассудка, переполняло ее.

– Вот ваши анализы. Смотрите сами, – палец специалиста скользил по бумагам.

Дальше она уже ничего не помнила.

«Не беременна! Не может быть! Не беременна! О Боже!» – повторяла она толи как молитву, толи как заклятье. А, может, просто пыталась достучаться до своего сознания.

Она не помнила ничего, что происходило ни весь день, ни вечером. А на утро снова была в том же кабинете.

– Проверьте еще раз, сделайте повторный анализ! Не может быть! – умоляла пациентка.

Врач, человеком был честным и не привык зарабатывать на слабости больных, но все же поддался на уговоры в этот раз и даже через неделю. К сожалению, результат от этого не изменился.

Эмми приходила в этот кабинет каждую неделю. Умоляла, плача просила повторить тест еще и еще раз. Прослушать биение ребенка. Но вывод уже был сделан, поэтому выписывались успокоительные, велись беседы о семье и погоде. А постоянно повторяющиеся фразы: «Это все психологические проблемы. Отвлекитесь от мыслей о ребенке. Отдохните с мужем. Все наладится. И, в конце концов, вы забеременеете по настоящему» – молодая женщина знала уже наизусть. Мысль обратиться к другому врачу у нее так и не возникла.

Животик не рос, но, правда, бедра немного раздались.

И вот в один из таких визитов врач сказал: «Эмми! Вам надо срочно лечь в больницу».

– Зачем? На обследование или... роды?

– О родах не может быть и речи, – как отрезал врач, не скрывая своего раздражения. – По крайней мере, сейчас.

– Вы что издеваетесь надо мной?

– Знаете, что значит издеваться над женщиной? Поместить ее в замкнутую комнату. Вручить серьги, шляпки, другую вашу дамскую ерунду и не дать даже маленького зеркала. Я вам говорил, у вас проблемы с головой, и они никак не связаны ни с чем-то другим. Вам надо подлечиться. Вот после этого, возможно, и дети будут. Если вы сейчас откажитесь, то вас начнут лечить принудительно. – Это было произнесено безапелляционно.

– Лучше бы я родилась мужчиной.

– Что лучше – ежемесячные ожидания так необходимого тебе результата или ежедневное бритье? Это вечный вопрос – похоже, даже философский. Так что первично яйцо или курица?

– Что?

– Это я отвлекся. Так о чем это мы с вами беседовали? Ах, да! В истории был период, когда мужчина считался недоразвитой женщиной. Но жизнь при этом никому не казалась легче. Зачем стремиться на место другого. Давайте лучше упорядочим свою жизнь, проанализируем ошибки (мудрее, конечно – чужие) и сделаем выводы. И пока еще есть время – исправим.

Пребывание в больнице для душевно больных только укрепили ее в сознании собственной правоты. Научили скрывать от всех свои чувства и мысли.

Отрешенные глаза соседки по комнате собирающей цветы со стен в палате, пола, даже с тарелок в столовой не удручали ее.

Однажды Эмми проснулась от странного завывания.

– Что? Что происходит? – прошептала она.

– Я обещала твоей дочке букет из одуванчиков, а здесь одни лилии.

– Ну, нарви что есть.

– Нет. Нет! Я же обещала! Ты не понимаешь...

Эмми наклонила голову к своему животу и громко спросила:

– Лилии вместо одуванчиков можно?

«Откуда она узнала о моей тайне?» – промелькнуло в голове. Выдержав паузу, повернулась к замершей в ожидании соседке и произнесла:

– Слышала? Можно. Ложись спать, букет нарвешь утром.

Палата наполнилась умиротворенной тишиной. Еще в подростковом возрасте Эмми слышала, что бывает ложь во благо, но впервые испытала это на практике.

Два месяца прошло.

С напутственными словами о немедленном трудоустройстве Эмми была выпущена на свободу из своего почти добровольного заточения.

Напряженные взгляды мужа и матери не огорчали, а скорее подзадоривали.

В библиотеке недалеко от дома освобождалось место. Молодая женщина, проработавшая более полутора лет, уходила в декрет. И нашу героиню взяли с распростертыми объятьями. Никого не смутили ее нынешние габариты. Полные бедра? Кого это может удивить в таком городе как Нью-Йорк.

– Книги, которые читатели сдают, надо отметить здесь, – и барышня ткнула в тетрадь, – а затем разложить по местам. Если бы не эти высокие стеллажи, да книги не были такими тяжелыми, я бы до самых родов работала. А так, сама понимаешь, семь месяцев, срок немалый. Всякое может произойти. Да! Если книга на другом языке, то на обложке с тыльной стороны прикреплена бумажка – куда ее ставить, и вообще все ее данные. А с иностранцами просто: вот тебе табличка, как на разных языках звучат два слова: «Сдать», «Или продлить».

– Это уже три.

– Не умничай, слушай! А начнут с тобой бормотать по-своему – выставь перед ними два пальца и строго скажи: "Только два слова: «Сдать», «Или продлить»".

– А вдруг не поймут?

– Ничего, у меня все понимали, и у тебя поймут. Только ты на них смотри, как сержант на солдат. Но если мужчина симпатичный попадется, можешь улыбнуться. Но не очень-то. Ты красивая, и так своего не упустишь.

С этими словами произошла смена работников у стола с надписью «Библиотекарь».

Для Эмми было не трудно взять с десяток книг, взобраться по стремянке, разложить их по местам, даже если полки под самым потолком. На здоровье она никогда не жаловалась. Это ведь врачи решили, что у нее плохо с головой. Да и родные тоже. Муж уже не будил ее в четыре часа, не ждал завтрака, не оборачивался при выходе из дома, чтобы помахать рукой. А только целовал в щечку, ставил будильник на восемь утра и уходил на работу.

– Дорогая! – целуя очередным ранним утром, произнес он, – вчера звонила Бэсс – твоя сестра. Приглашала нас на выходные к себе.

Но вместо ответа из груди вырвался вопль такой силы, что, казалось, стены начали, пульсируя, раздвигаться. От неожиданности мужчина отпрянул назад, совладав с собой, бросился к телефону:

– Моя жена была пациенткой вашей клиники. У нее сильные боли. Она так кричит...

– Вызывайте скорую помощь. Врач на месте. Мы поможем вашей жене, – ответ звучал совершенно безразличным голосом.

– Я привезу ее сам, – ответил муж и бросил трубку.

Затем он судорожно набрал номер тещи.

– Алло! – раздался сонный голос!

– Эмми! Эмми! Ей плохо! Нас ждут! Госпиталь! Мы выезжаем! – выпалил зять почти скороговоркой.

– Успокойся, что случилось?

Но в продолжении объяснений о случившемся уже никто не нуждался. Из груди, нет – из всего больного тела вырвался такой стон, что казалось его слышали не только на другом конце провода, от него содрогнулся весь мир. А звезды спрятались не от солнца, а от ужаса.

– Я сейчас буду! Жди! – с этими словами прервалась связь.

Буквально через минуту небольшого роста полная женщина не бежала к дому дочери, она летела на крыльях ужаса и отчаянья.

«Бедная моя дочь! Бедная девочка! Что же это за горе такое? За что?» – стучало у нее в голове.

Картина было удручающая. Дочь с трудом спускалась по лестнице, держась одной рукой за мужа, а другой поддерживая низ живота. Зрелище было скорее трогательным, чем пугающим. Она так была похожа на беременную. Хотя животик был обычный небольшой, как у многих женщин, не занимающихся спортом.

Мужчина усадил тещу и жену на заднее сидение.

Хорошо, что это было раннее утро. Машин почти не было. Забыв обо всем на свете, он мчался к больнице, не обращая внимания на светофоры. Только крутил головой по сторонам на перекрестках, чтобы убедиться в отсутствии машин.

– Подъезжаем! – просипел он. От волнения голос почти пропал.

– Мама! Все. Я умираю. Смотри, платье мокрое, ноги тоже.

«Бедная моя девочка! Это уже все. Она ходит под себя. Теперь из больницы ее не так быстро выпишут. Бедная моя девочка!»

На пороге приемного покоя курил статный мужчина. Глухой тягучий стон доносился из подъехавшей машины. Мгновенно выбросив сигарету, санитар молниеносно вытащил больную, усадил в специальное кресло, которое стояло радом с входной дверью в здание, и через секунду эту парочку поглотила больница.

– Доктор! Из меня выходят кишки! Я умру? – изможденным голосом произнесла Эмми.

– А вы собрались жить вечно? – не сбавляя скорости, мужчина продолжал двигаться вглубь коридора.

– Я хочу еще окончить колледж!

– На каком вы курсе?

– Я еще не поступила, но если выживу, обязательно... – тупая боль не дала договорить. Что-то изнутри словно скручивало все ее тело.

– Врач сейчас подойдет и осмотрит вас.

Но больную это не остановило. Она задрала платье и попыталась сама увидеть, в чем дело. Теперь истошно закричал санитар: «Доктор скорее! Она рожает!»

Все последующие события были как в тумане. Только слабая надежда, что это не сон, не давала потерять сознание.

– Как ваша фамилия? С кем вы приехали?

Скорее автоматически, нежели осмысленно, Эмми ответила на все вопросы.

И вот... торжественно к новоиспеченной бабушке медсестра подносит сверток с ребенком. «Поздравляю вас! Это ваша внучка!»

– О! Нет! Вы все напутали. Я привезла больную дочь! У нее газы, – и шепотом добавила – у нее плохо с головой.

Медсестра насторожилась, ушла со свертком. Но через некоторое время ситуация повторилась. Но теперь уже в зоне внимания исполнительной сотрудницы больницы оказался муж.

– Филл! Пошли отсюда! По-моему, Эмми всех тут заразила. Будто издеваются над нами. Поехали. Завтра все станет на свои места.

Откуда только силы взялись, буквально вытолкав зятя из больницы, мать подытожила: «Едем к Бэсс!»

В дом к старшей дочери она влетела одна, пересказав почти скороговоркой события сегодняшнего утра, она обессилено села в кресло и добавила: «Надо срочно поместить Эмми в частную клинику».

– Мама! А где Филл возьмет деньги? – слегка язвительным тоном произнесла хозяйка дома.

– Ты! Ты должна дать. Отец рано умер, я все отдала вам обеим. А тут такое горе...

– Мои деньги в бизнесе. Ты знаешь, во сколько обойдется подобное лечение? Ты хочешь меня разорить? А моя семья?! А дом?! За него тоже надо платить. Если за предыдущее лечение платило государство, пусть оно и продолжает лечить твою сумасшедшую дочь!

Перепалка продолжалась недолго.

– Прекрати! – но попытка закрыть рот старшей дочери не увенчалось успехом.

– Ее прекрасно вылечат и в этой клинике! Там ей и место.

– У тебя больше нет сестры!

– Ну и что? – фыркнула Бэсс и направилась на кухню.

– И матери тоже!

 

Медсестра вернулась растерянная. Такого поворота событий она явно не ожидала. Как это все понимать?

– Дайте мне! Мне! – с этими словами ослабевшие руки роженицы потянулись к медсестре с младенцем.

Когда все послеродовые процедуры были окончены, мать с ребенком поместили в отдельную палату, в углу которой стоял стол со всем необходимым для ребенка.

 

Через несколько дней молодая чета была дома в окружении всех родственников и друзей.

Денежная компенсация за врачебную ошибку была получена. Но...

Каждый год, в один и тот же день, ранним утром в дом Эмми приносили букет цветов с открыткой «Я надеюсь, в этот раз я первый, кто вас искренне поздравляет!» И подпись врача. По странному стечению обстоятельств это были всегда лилии. Излишне говорить, что это происходило в тот самый день, когда его бывшая пациентка перешла в другое качество – она стала матерью.

 

– Спасибо за чай и ваш невероятный рассказ. Моя семья, наверное, уже заждалась меня, – только произнося это, я почувствовала усталость. Я и даже моя дочь давно выросли из сказок. Да и всему на свете приходит логический конец. Неприлично злоупотреблять гостеприимством.

– Давайте я еще налью вам чайку, – завораживала хозяйка, – заодно и на новорожденную посмотрите.

– В каком смысле? – да... старики с годами становятся совсем непонятными.

– Вы ведь не знакомы с моей дочкой? Это ее историю рождения я вам рассказывала. Она немного моложе вас. Я надеюсь, вам будет интересно на нее взглянуть! Мадленочка должна быть с минуты на минуту.

– Роженица – это вы? Все это произошло лет сорок пять назад?!

– Сорок два, если быть точной. Мама уже умерла, муж спит в соседней комнате. А моя сестра вошла в десятку самых богатых людей страны. Тогда она мне очень помогла с покупкой всего необходимого для моей малышки. Бэсс даже пыталась потом оплатить учебу моей дочери в колледже. Но это, как обычно говорят в таких случаях – «совсем другая история». Как мало мы знаем о людях, которые вокруг нас. Но еще меньше мы знаем о себе, – подытожила свой рассказ соседка.

Шел нудный осенний дождь.

 

Об авторе:

Лилия Юрьевна Побережник
В недалеком прошлом бухгалтер, а в очень далеком – инженер.

Эл. почта: lilyto@rambler.ru

Дата публикации:

19 ноября 2004 года

Электронная версия:

© Сумбур. Разное, 2001


В начало сайта | Личности | Худ. литература | Страны и города | Деликатес | Разное
© МОО «Наука и техника», 1997...2017
О журналеКонтактыРазместить рекламуПравовая информация
Яндекс цитирования сайта smbr.ru
Яндекс.Метрика